Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Конвертик

КОНВЕРТИК

Слушай. Был я у брата. Он занялся сухой штукатуркой. Закупается в Москве и развозит по области. Взял себе фургончик. Мужик не промах. Но речь не о нем. У них в поселочке теперь бар. Ну бар - это громко сказано, но тынц-тынц есть. Еще днем взяли по поллитрухе, а вечером брательник и говорит жене отпустишь, мол, на блядки? Он у меня вообще весельчак. Жена у него в теле, аж заколыхалась от хохота. Пиздуйте, говорит, вы мне такие и даром не нужны. Взяли по пивчанскому и к Семенычу. Это бар ихний. Подсели к девкам, командуем парадом. Заходят мужики. Ну, сразу видно, что не местные. Все, короче, в кожу упакованы, а один в немецкой каске. Ей-ей, не вру, настоящий фриц. Кто, говорю, такие. Черные каратели. Черные кто? Каратели. Не слышал? Ну вы и колхоз. Это москальская приблуда. Приезжают в касках на село. Находят сотку с трактористом. Едут с ним в деревню. Обливают хаты солярой и жгут, а потом ровняют бульдозером. С людьми, говорю, жгут? Дурень ты, какие в деревнях люди. Ну может где и есть но жгут пустые хаты. А на хуя? Копают. В Москве, короче, спрос на складни и крестики. А они глубоко. Вот и жгут. Мужики говорили у них с деревни по пол-ящика складней выходит, а с кладбища - целый ящик. За каждый в Москве по десятке слюнявят. Да не пизди. Истинный крест. А каски, говорю, зачем?

Вот я и думаю, не тем мы заняты. Надо перенимать опыт. Дома то разбомбили еще до нас. Ссыкуном был, батя прицепами все в Москву хуярил. Икон одних мимо него под тыщу прошло. Иконы, понимаешь, ты когда в последний раз икону в избе видел? Ну да хуй с ним. Пойдем для начала на повить. Так, что здесь у нас? Прялочка, сундучок, бутылки эти бери, четверти, бойко идут, самопрялку не надо, санки, ух ты, масленичные саночки, ходовая штука, красотень, ведь умели же делать, нет ты только посмотри, с бубенчиками, эх, прокачусь! На мосту осторожней, подгнил, ты сгружай, сгружай, а я здесь пошарюсь. Поставец неплохой, сундуки ни о чем, а так здесь уютненько, старушка, поди, чистенькая была. Тащи бутерброды, чайку чпокнем. Да в ящиках глянь, фотографии теперь в ходу, что, нету? Значит забрали. Конвертики говоришь? Давай сюда. Почитаем.

Старушка - три класса школы. Леонид Аркадич! Родственнику пишет. Здраствуй Ленечка я посылаю второе письмо а ответа не было или тебе некогда или недоходят потому и пишу а пишу потому штоты одна уминя надежда дедушку мояго в больницу увезли уняго на горле прыщ потом стала вавка потом шишка скулак проежал унас врач сказал што надо яго в больницу дедушка мой огорчился и запил а выпив говорил што от дурной болезни лушше яму повесится потом яго увезли и осталася одна Авдеиха то померла прошлым годом мытут совсем одни только почта расвнеделю сын Коленька всибири да живет коекак нехорошо я яму пенсию высылала да он неответил и осталася одна только приежал на зазимки Илюшенька да привез рыбы мяшок и обешшал ишо приехать да корова и все мытут но я проэту жизнь уже писала да ты неответил или тебе некогда а корова моя смирная вней и утяшение бес коровы я совсем несмогу хотя и тяжело даже очень.

Новово унас вотшто пока наречке стиралася проижали мимо забрали боженьку акручинилась я очень теперь и помалица тонекому после мнебыл сон буто ты Ленечка в теливизоре оттудова вдруг полетели мухи ты Ленечка кушаешь грибочки и всемы тут я ты и дедушка а вокруг мухи кружжаца то дурной сон нехороший проснулася я отгрохота развалилася русская и осталася я с буржуйкой вмороз лютый

Ходила в сельсовет донево унас восемверст и нашла там пешника да пешник наш худой он ислушать миня нестал сказал што сложить ие очень дорого дветыщи пенсия уминя пятсот рублей надвоих дедушка в больнице давестей нет и я ходила всельсовет за способием там сказали бывает способие только писать надо вмоскву да приложить справку ие недали потомушта мы висбе непраписаны я пошла вобратку да наполовинке села на саночки уминя они расписные отец делал да акручинилася горько плакала и поняла почему ты непишешь потомушта ты вмоскве и донас тибе нетдела в той москве а всетаки ты одна наша надежда и прошу тебя Ленечка вышли нам с дедушкой денег на печку топить ие совсем низя тебя мы всегда смотрим хотьты и вмоскве тыуш не откажи или ответь да спрасдником сРождеством Христовым Ленечка

Вроде все. Нет, постой, сбоку приписано Вмоскву Вполечудес Якубовичу Леониду Аркадичу

Такая, брат, хуйня. Ни деревни, ни дедушки. А печка так и стоит разбитая.Ты пей, пей, чай то совсем остыл.

Пасечник из Вохмы



Шпорцевая лягушка изучает гостей из внутренностей трехлитровой банки. Ее сосед, аксолотль, разглядывает собственное отражение в стекле аквариума. За окном сугробы, под ними - избы Вохмы, большого села (или очень маленького райцентра). Хозяин разливает чай. На столе - горка сот и несколько плошек с медом. В углу, высунув фиолетовый язык, шумно дышит чау-чау.

"Бачок меда - это тридцать литров - уходит нам двоим за зиму. Как? Утром встаешь, зачерпнул ложечку, запил чаем, потом... Да что объяснять. Лучше я вам историю про пчеловода расскажу. Задавили у нас в райцентре машиной одного деда. Дед был с 31 года. 40 ульев держал, корову. Машина была Москвич, он на ней по всему району ездил, все невесту искал - а у него жена умерла. Ему хозяйка в доме нужна была, так никто к деду не шел - работы слишком много. Он уж и на мед приманивал, как пчел, столько меду невестам раздарил, можно сказать извел на них. И тут деда раздавили. Врач, когда вскрытие производил, посмотрел что там у деда внутри было - сердце, печень, и говорит: "У этого деда все органы такие качественные, что он бы еще лет 10 прожил - это минимум." "Это" - говорит врач - "потому что он всю жизнь мед ел." Хороший был дед, веселый, да и мне немного сродни. Жалко его."

Лягушка громко трещит в своей банке.

"Съела самца на прошлой неделе. Начала с лап. Сначала одну откусила, та отросла заново. Потом другую. А на прошлой неделе всего скушала. Это жена у меня всех завела, и рыбок и лягушек и чау-чау, и пчел тоже жена.

Я сам в леспромхозе работал на подсочке, вздымщиком. Сборщиком живицы, вообщем. В интернетах тут смеялись над профессией. Вздымщик, ха-ха. Вздымщик, вот умора. Обхохочешься. А при советской власти я шесть тысяч в год зарабатывал. Вернее за сезон - 6 месяцев. Пол года работаешь, пол года отдыхаешь. Живица шла в большую химию, мощный окислитель. Платили за нее - грех жаловаться. Но работа окаянная, в сезон сбора из леса не вылезешь. У меня в год выходило под 10 тонн живицы, это очень много. За день получалось километров 20 от дерева к дереву да сколько то тысяч подсочек нарезал.

А потом леспромхоз закрылся. Но еще до этого жена уломала пчел купить. У ней отец бортнями занимался. А я боялся. Страшно было."

"Когда самый первый рой садили решили с ним делать все через сходни. Это такой лоток из фанеры, сужающийся к летку. Вываливаешь пчел, они по нему идут. Муж пришел в сапогах, в рубахе простой. Начали то вместе, потом он убежал. Закончила с роем, иду обратно. Смотрю: штаны, носки, рубаха - все валяется по дороге к дому, а он лежит на кровати весь красный уже от укусов."

"А как работа совсем загнулась, я сам за дело взялся. Жить то нужно. Привез среднерусскую пчелу из Йошкар-Олы. Была одно время мода на кавказских, те добрыми считаются. Но все равно быстро с нашими смешиваются и злеют. Пока проблем нет. В том году уронил один раз рамку, было дело. Изжалили конечно здорово, но и соседям досталось. У меня же пасека на опушке, рядом с деревней. Каждому соседу конечно по баночке. Ничего, простили.

С чего у нас мед? Ну как сказать... Ведь чистого меда не бывает. Видел тут на ярмарке мед с росторопши. Попробовал - разнотравье разнотравьем. Говорю хозяину - росторопшу плантацией сажаешь? Тот замялся... Единственный чистый мед с вербы и то не каждый год. Бывает, она цветет, пчелы уже полетели, а никаких других медоносов еще нету. Можно этот первый взяток откачать, но этот мед невкусный. Потом одуванчики, смородина, крушина ломкая, земляника - это второй взяток. Мед оранжевый, вкусный, но быстро садится. А третий взяток - это кипрей и малина. Малина - очень сильный медонос. Цветет она долго, и пока цветет пчелы все остальное игнорируют. Малиновый мед - вкусный и ароматный, но терпкий, немного небо дерет.

Но так и должно быть с настоящим медом. Если слишком сладкий, не чувствуется аромат перги - тут что то не так у пчеловода с совестью. И еще липа. Липовый мед - это настоящая липа и есть. Липа ведь взяток не каждый год дает, и недолго. Где ж у нас посевы липняков такие, чтобы мед в основном с нее был? Сейчас как делают: высаживают поле донника, мед с него по вкусу на липу похож , а потом продают как липовый.

У нас сейчас 55 ульев, 4 миллиона пчел. Сколько перезимует - тут как господь пошлет. У них много болячек, клещ пчелиный, сырости боятся. Всем ведь на зиму фуфаек не пошьешь. Если зима долгая могут и от бескормицы помереть. Они ж зимой не спят: жуют мед и разговоры разговаривают. Завтра ульи покажу - послушаете о чем они зимой жужжат. Когда Пасха поздняя открываешь порой улей в первые теплые деньки - а там клубок махонький. Но если черва, расплод есть - будут жить.

Пока, слава богу, выходит неплохо. Тонны три с половиной. Куда деваю? Брату вожу в Ярославль, у него уже есть покупатели, которые только мой мед берут. В Нерехте друг берет несколько бачков и тоже по своим знакомым продает. Езжу по ярмаркам в райцентрах. В Кич Городке мы каждый год стоим, там под торг выделяют место в березовой роще на берегу речки. Но пчеловодов сейчас много, надо уже шевелиться. Еду как то через Тарногу - а я еще сухой штукатуркой подторговываю. Подобрал одного до райцентра подкинуть. И конечно, за мед начал. "А в Тарноге", -говорю, -"как с медом?" - "Да у нас этих пчеловодов - тьма тьмущая, они уже друг другу мед продают." - "Понял", - говорю - "проехали."

Жаловаться, впрочем. грех. Обоим дочкам вот на квартиры помогли, они в Перми живут. Фургончик есть... Дороги сейчас получше стали - раньше до Шарьи часа четыре было ехать, а сейчас довез оттуда аквариум не разбирая. Сейчас вообще здорово стало - из Италии своему Фиату запчасти через интернет заказываю. Доходят!

У меня мечта, конечно, - это покрутиться еще несколько лет, а потом оставить дюжину ульев, загрузить их на прицеп, оборудовать в фургоне спальню, и поехать по России.  Байкал хочется посмотреть, Алтай. Я же пчеловод, у меня в 60 жизнь, можно сказать, только начинается."

PS Рискуя сорваться в жанр репортажей о передовиках производства в районной многотиражке, все таки решил рассказать о Николае. Он - один из самых позитивных из моих знакомых в Костромской области, отличный мужик. Давно беру у него мед. Если есть интерес попробовать мед, можно в Москве организовать, запас у меня есть. Пишите в личку.

Большое новогоднее путешествие: Рай


От Москвы до Рая 813 километров.

Спрашиваем механика на МТС:
"Вы в Раю живете?"

"В Раю. А вы в Москве?"
"В Москве"
"Оно и слышно. Ничего я вам не скажу."
"Почему?"
"Потому что вы, москвичи, ерунду всякую про Рай пишете."

Напишу правду. В Раю - все как и положено: кладбище старой техники, груды металлолома, заброшенный силос, руины фермы, кочегарка с черным льдом вокруг, силикатного кирпича мастерские, где дыры в окнах заставлены щитами, остовы тракторов, рельс, висящий у входа в мастерские, гололед и сугробы по колено. Брежневских времен бараки, черные проемы окон. беззубые рты старух.

"Прискакали - гляжу пред глазами не райское что то: необъятный пустырь и сплошное ничто, беспредел. И среди ничего возвышались литые ворота, и этап-богатырь, тысяч пять, на коленях сидел."

Collapse )

Лохматый экскаваторщик


Лохматый Экскаваторщик.

Вот еще про мелиораторов, про одного экскаваторщика, лохматого, который помер уже, царствие небесное. В то время, о котором пойдет речь, дома были пониже, а асфальт - пожиже. Зато хорошо развивалась малая авиация. Через Чухлому летали на Судай, Солигалич, Совегу. Нету осенью до Судая дороги - бежишь на аэродром, скок в кукурузник, винтом тыр-тыр-тыр, крылом помахал и на месте. А в Кострому целых два рейса в день летало.

Начальнику мелиорации, значит, на совещание в область надо. Выехал с зарей и трясется на своем козлике, по той дороге часов шесть-семь до Костромы было. Тем временем мелиораторы пришли на работу, начальства нет, жахнули мальца. Экскаваторщик лохматый, про которого рассказ, поспорил, что слетает в Кострому и после обеда привезет коньяка. "Да ни в жисть!" - сказали мужики, но позвонили, чтобы самолет чуток подождал.

Вот идет экскаваторщик по Проспекту Мира: там магазин известный, раньше "Азербайджан" назывался. Навстречу начальник мелиорации. "Николай Михайлович! Что вы здесь делаете? Вы же там, на работе!" - "Извините, гражданин, вы ошиблись, я вас не знаю." - "Колька, гад, смотри, у тебя мазут на щеке, со вчерашнего." - "Я вас не знаю!" - а сам боком, боком. А директор вцепился, далдонит что-то. Экскаваторщик говорит строго: "Гражданин, что вам нужно? Идите куда идете, а то опоздаете." У директора и правда совещание начинается. Плюнул, убежал, а экскаваторщик прыг в самолет - и в три тридцать снова с мужиками. Ну они спор проиграли, проставились.

На следующий день директор отлавливает экскаваторщика на работе: "Так, тебе прогул!" - "За что?" - "Ты вчера в Костроме по Проспекту Мира шлялся." - "Да вы что, я наряд получил и целый день на работе." Директор зовет механика: "Получал Колька наряд?" - "Точно так, в девять. Пошел брать запчасти на склад." - "Кладовщика сюда!" - Приходит кладовщик - "Получал Колька запчасти?" - "Да, вот роспись его в журнале, девять тридцать." - "Странно... А после обеда? После обеда был?" - Бухгалтерия в один голос: "Был, как же, в четыре за авансом заглянул!"

Лет семь прошло. Экскаваторщик тот лохматый - отличный был мужик - уволился из мелиораторов, в другом месте устроился. Идет как-то под банкой. Навстречу - бывший директор. "Николай Михайлович!" - "Петр Семенович!" - "Николай Михайлович, расскажи: ведь ты был тогда в Костроме?" - "Конечно был!" - "Ах ты мошенник! До сих пор не допру: как ты смог?" - Ну тот сказал не таясь, как было. Директор бьет себя по лбу: "Как я так лопухнулся! Знал, что прогул тебе надо ставить." - " Петр Семенович, ну за что? Я ведь был на работе: и утром был, и вечером. А при коммунизме, говорят, и в Москву со службы за коньяком летать будем."

Только до коммунизма он не дожил. Спился, да помер. Мелиорация и лес такая работа: жилы из тебя тащит. Редко кто до шестидесяти доживал.
Collapse )

Пятнадцать лет

Лысый человечек с красным лицом бегает взад вперед по мощеному плиткой тротуару у одного из первых стеклянных офисных зданий в Москве. Льет дождь. В руке у него толстая, с небольшой кирпич, телефонная трубка в дерматиновом кожухе. Человек орет в трубку: "Не только дефолт, не только девальвация!!! Тут целый комплекс антикризисных мер!!! С-счета заморожены!"
Это было ровно пятнадцать лет назад. А помню все как вчера. Дождливая Москва стоит в бесконечных очередях в лопнувшие банки. А мы, успевшие снять 13ого, когда МЕНАТЕП не заплатил по форвардам, ходим под дождем на работу на которой вдруг стало совршенно нечего делать. Игорь Лиокумович, начальник деска, (экс-Каргилл, экс-такси города Сан Диего, экс-центральный рынок Санкт Петербурга, оптовая торговля помидорами) пишет целыми днями письмо новому премьеру Примакову о комплексе мер, жизненно необходимых для спасения России. Макс пьет и играет в Херетик, Андрюха программирует в экселе пятнашки, Эдуардо висит на круглосуточном конференц звонке с Алексисом и Клодом.
В Москву приехал лысый, как судья Коллина человек - адвокат Дин Менегас. Собрал всех чтобы прочесть лекцию о том, как мы будем собирать с русских банков по форвардам. Теперь весь младший персонал развозит по осенней Москве требования. Мне достался адрес на Вавилова. Охрана Сбера не пускает внутрь. Я дожидаюсь начальника охраны. Произношу убедительную речь, в которой "ваш вшивый банчок" пишется со всех маленьких, а "ЭТА ГРЕБАННАЯ СТРАНА" - целиком заглавными буквами. Речь имеет действие, поднимаюсь наверх и для пущей убедительности повторяю ее еще раз какому огорошенному ей сотруднику казначейства.
Через несколько месяцев, кристаллизовав убытки в пол миллиарда, закрывался московский офис. У нас тогда работал бухгалтером паренек, закончивший Владимирский политех и какие то ускоренные курсы по международному стандарту отчетности. Все уже изрядно нагрузились и стали расходиться. Володя - так кажется звали бухгалтера - выпил больше всех, или переживал больше всех. Вообщем, когда все разошлись, он остался. А я забыл кошелек. Возвращаюсь, свет на трэйдинге выключен, мерцают раскладушки экранов, бегают цифры на терминалах Блумберга и Ройтерса. Перед ними на стуле, обхватив голову руками сидит Володя и громко, с исступлением в голосе повторяет: "Это Титаник! Это пульт управления Титаником!!!"
Про Титаник тогда вообще много шутили. Фильм был совсем свежим. Серега, мой формальный начальник, формально объявлял о моем увольнении в торжественной обстановке конференц-комнаты: "Ну Андрюха, когда нибудь про нас снимут фильм который соберет кассу больше Титаника" - "Главное, чтобы нам в нем не досталась роль Ди Каприо".
Кино о нас не сняли. А вышло все к лучшему. Первый кризис - это как первая любовь.

Разговоры подслушанные под Троицу



"Как я медом живу? Да просто. Что в меде думаете главное? Медоносы? Разнотравье? Хуйня. У всех разнотравье. Роса - вот важное дело. У меня ульи у воды стоят по утрам роса богатая всегда. Но главное - когда качать. Вот возьми майский мед. Идет торговля, все качают. Приходят и ко мне покупатели. А я им - нет меда, рано еще. Они уходят, кто то в другом месте покупает. А мне то что? В меде деньги - дело десятое. Но вот просыпаюсь утром и понимаю, что сегодня - пора. Приходят, забирают мед. Говорят: Ефимыч, твой мед - лучший. А в чем разница? Ульи такие же, пчелы такие же, травы такие же. Место то же. А разница - есть. В Москву? Нет в Москву не вожу. Туда с юга медок возят. Не мед заметьте, а медок. Липецкие, хуипецкие. Ставят рядом с ульями мешки с сахаром и бодяжат. Я на север вожу, на ярмарку в Сыктывкар. Женщины тамошние до того ушлый народ, что даже в меде понимают. Встаю с края ярмарки. В первый день торговли нет. Все проходят мимо пробуют. Иногда литров десять на пробы уходит. Придет какой то старый хрыч. Я говорит - инвалид. Ветеранам и участникам войны скидка полагается. Ну нальешь ему литр бесплатно. А на следующий день - мама дорогая. Очередь! Весь мед уходит, и последним приходит тот хрыч с бидоном. Жена, говорит послала взять еще хоть литров десять. А где десять? С трудом наскребаю ему последние пять литров. Еще медом можно вот как жить: у меня Фиат Дукат. Вожу на нем сухую штукатурку. Но всегда с собой есть хоть литров тридцать меду. Опять же женщинам между делом даю попробовать - они пробуют, распробуют и берут. Так и живу, а если какие излишки то на конфетную фабрику сдаю."

"Когда в Чухломе первые фонари появились покойник дядя мой на Сондобе (высшая точка Костромской области) срубил на высоте метров 15 между двумя березами лавку и Сондобские пацаны со своими девчонками по ночам забирались метров на эту лавку и смотрели на электрические огни "столицы", до которой им пешком было почти день топать."

"Вот вам худая история. Район наш начинается в Курьяново там где карьер и в Курьяново под Идой заканчивается. Там раньше было городище от татар, церковь деревянная стояла среди валов. Я еще знал мужика, он уже помер, который по весне муравейник жег на городище и случайно церковь сжег со всеми иконами. Плохо он помер. И места там плохие сейчас. Друг другу продают аренду леса да перепродают все пока не утухнет все наглухо. А дело было так. Перед войной когда Польшу захватили то поляков офицеров и военных послали к нам в маленькую Сибирь. Построили лагерь. Стали поляки помирать. Надо хоронить их. Кругом - болота. Один стоит холм в лесу. Песок. Ну 500-700 человек там похоронили. Проходит время лет 20. Советская власть в районе окрепла на ноги встала. Надо дорогу строить. А там болота кругом. А где песок взять? А вот холм стоит песчаный. Ну начали возить оттуда песок из которого черепа вываливались. Дети ими в футбол играли. Враги народа - что делать. Прошло еще времени. Приехали Поляки из Польши. Стали узнавать. А где поселок был? А где кладбище? Просили с того кладбища весь песок срыть да в Польшу вывезти. Да не дали им. А место заглохло. Хоть и дорога на костях стоит до сих пор."

"Про рыбалку я вам так скажу. Что такое бодайки знаете? То то. Я еще видел как рыба лежит на льду в ширину метров десять и в высоту метров пять. В Галиче раньше всегда замором ловили. Когда мороз за тридцать все замерзает кроме ручьев. От ручьев те бодайки то есть канавы к ловам строят руками, тогда бензопил не было, на ловах бордюр делают деревянный и баграми рыбу черпают - налим щука окунь карась сорожка. Когда война еще была через нас шли эшелоны с дистрофиками из Петербурга. Тогда рыбой жили. В Галиче мужиков не было все на фронте. За Судаем то были. Там мужики взяли ружья и в лес ушли. Про Голубева историю слышали? Это все ерунда. За Судаем в лесах было полно дезертиров. Поди возьми их. Только после Курска на фронт пошли когда стало ясно что немцев бьют. Давали им по полгода штрафбата, но многие выжили - крепкие были люди, не нынешняя порода. А в Галиче идти некуда было. Мужиков нет, детей кормить надо. Бабы замор сами устраивали, из рыбы делалась уха и продавалась тем дистрофикам которым с Питера везли. Пять литров ухи в берестяном корытце - одно золотое колечко. Так и жили."

Костромская глубинка, май 2013ого



Галич. Карась клюет.


Сейчас последует длинный репортаж о двух днях в Костромской глубинке. Он будет и грустным и веселым, немного про жизнь и немного про архитектуру, немного про отдых и немного про дело. В нем будет много фотографий и немало слов. Так что запасайтесь попкорном или не читайте дальше этой точки. В конце репортажа будет призыв-приглашение, и оно связано с Асташово, усадьбой в костромской глубинке которую мы реставрируем. Если вы расскажетеп об этом призыве-приглашении друзьям, это всячески приветствуется, если пропустите эту часть. это совершенно не возбраняется.
Collapse )

Теремстрой: поехали!



На этой неделе начинаем перевозку терема обратно на место и сразу же без перерыва на распутицу начнем сборку сруба. Погоды вроде бы благоприятствуют.

Кстати о погодах! Граждане, будьте осторожны! Расскажу вам сейчас что весна с людьми делает. Ездили мы в выходные базу для реставраторов (то есть Филино) обживать. В Москве то тепло относительно на неделе было, солнышко, капель даже иногда. Я оделся по погоде, кроссовки, курточка легкая. Хорошо шапку не забыл. По плану я на поезде ехал и мне надо было снегоход забрать по дороге в Введенском. В Галиче было -23, за Морозовской горой сразу стало -27. Снегоход завел еле-еле. Ехать надо было семь километров. Думал мерзнуть долго или сильно - решил сильно. Через десять минут в Филино меня чуть ли не отклеивали от снегохода... Ребята вообще в машинах ночевали, за две недели до Филино дорогу занесло совсем. Застрял на снегоходе прямо в сугробе перед домом... столько снега зимой еще в этих краях не видел. Граждане! Осторожнее с весной! Не поддавайтесь на ее провокации! Это все замануха, никакой весны не будет, как говорит Михайлыч, а будет сразу лето после 25 апреля.
Collapse )

Дневник Михаила Кострова. Часть1: Пинежский Фронт

ТЕТРАДЬ 1. ПИНЕЖСКИЙ ФРОНТ.


До 19 лет я прожил в провинцыи т.е. в деревне, где я родился и где прожил я все свое золотое детство, так тихо, весело, и спокойно. Но вот в 1919 году 15-го мая, об'явили мобилизацию. Мне пришлось идти на комиссии, в свой уездный город, Чухлому. И конечно дело накомиссии меня признали годным, к военной службе. И вот 21 мая как раз накануне своего провинцыального праздника, Николина дня, я должен был явиться в Чухлому, для отправки в запасный полк. 21-го к отправки я не явился, а решил праздник провести дома. Так я и зделал, прогуляв дома сверх сроку четыре дня, время это я провел очень весело, но местная власть, поспела уже обомне по беспокоится. Волостной военный комиссар поспел уже прислать повеску, деревенскому председателю, что-бы он выслал меня в комиссариат, для обяснения почему я неиду на службу. Но я им в свою очередь ответил, что за меня безпакоится им нечего, что я прогуляю праздник и уйду сам. 26 мая прогуляв последний день, с особым наслаждениям и весельям. А вечером в 10 ч. придя с гулянья домой, я последний раз сел чай-пить, но пил и ел я плохо, не от горя, а от того что не хотел, пока я пил, ел и собирался, товарищи и барашни все пришли меня провожать. И вот в 12 часов ночи я стал покидать свой родной очаг, мать очень горько плакала, так-же плакали все родныя, но я старался быть спокойным. И так все пошли меня провожать, мать меня провожала полторы версты и все время плакала, но проводив меня это разстояние, она вернулась обратно. А товарищи и барашни провожали меня дальше, шли все подчти молча, потупив головы только кое кто очемто перешаптывались. Но пройдя две версты, мне пришлось и сним разстатся. Все плакали, кто плакал от чистаго сердца, а кто глядя на других, тоже роняли свои без ответныя слезы. Когда я сним разстался, оне пошли обратно. А я и родной мой брат, который провожал меня до Чухломы, и еще несколько товарищей таких же несчастных как и я, пошли дальше, невольными шагами. Товарищи и барашни пока было слышно кричали нам, досвиданья, и я им тоже в ответ кричал и свистал. Так я и разстался со своим товарищам и барашням знакомых мне с детства.

Collapse )

Война Конца Света



(Английская инженерная часть в архангельской деревне, фото из известного альбома изданного пару лет назад)

Сколько есть на свете сюжетов, про которые никто не написал и никогда не напишет

Читаю замечательную книжку Людмилы Новиковой "Провинциальная контрреволюция: белое движение и гражданская война на Русском Севере":

Февральская революция в Архангельске: "2 марта по городу с революционными песнями и триколорами, перевёрнутыми красным цветом вверх ходили рабочие судоремонтных мастерских... Кульминацией торжеств стал праздник 10 марта. Несмотря на оттепель, по непрочному льду реки в центр потянулись процессии с красными знаменами, бантами и кокардами. Огромный Троицкий собор не смог вместить всех и служба велась прямо на Соборной площади."

Делопроизводство Архангельского Совета: "уже в первые недели Совет был завален сотнями жалоб и просьб. В проникновенном полу грамотном письме рабочие железной дороги жаловались совету, что им приходится целыми днями напролет долбить мерзлую землю, а при этом "визический труд наш неоценяется". Швейцар музыкальной школы Пантелеймон Буторин испрашивал позволения пускать на балкон школы политических ораторов. "Гражданин-священник" отец Иоанн Федоров просил совет публично опровергнуть необоснованные обвинения в том, что он не признает Временного правительства. Надзиратели Архангельской тюрьмы, подписавшие свое обращение как "борцы за свободу" рекомендовали арестовать начальника тюрьмы."
Collapse )