Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

СКАЗКА О ДОРКОВСКОМ ПОПЕ И ТЕМНОЙ ВОДЕ



Дорковский поп утонул на Пасху. Дело было так. После заутреней священнику полагалось окормить приход, служа молебны по деревенским часовням. Затем, по установленному обычаю, обходились избы. Крестьяне причащались святых даров, поднося взамен собственные. Пасхальные молебствия - работа не простая (наливают - пей!): деревни в старину стояли густо, да изб по двадцать-тридцать в каждой. Богоугодное дело поп, разумеется, знал и любил, но чрезмерность крестьянской щедрости вынуждала прибегать к услугам служки, тащившего за пастырем улов святого дня.

По укладу, заведенному еще предшественниками его предшественников, последний молебен служился в Погорелово, красивой деревне на высоком берегу Виги. Лошади с трудом волокли по разбитым колеям перегруженную телегу, утешаясь тем, что в предыдущей деревне, Таракунино, подносили скудно. Происходило так не по скупости жителей, а по их нужде. Погорелово славилось своими крепкими, дельными мужиками; двухэтажными, не хуже городских, домами, где внутри и лестницы с балясинами, и горницы с паркетом и расписанные по штукатурке потолки. Таракунинцы жили в избах покосившихся и худых; считались мужиками непутевыми и ко всякому делу негодными.

Впрочем, забегая вперед, отмечу, что по прошествии немногих лет положение дел коренным образом изменилось. Обнаружилось, что причина таракунинской нужды кроется не в отсутствии деловой жилки и не в лени, а целиком объясняется в рамках классового подхода. Оказалось, что по своему происхождению таракунинцы - чистокровный угнетаемый элемент, тогда как погореловцы - потомственные эксплуататоры. Для всей округи это открытие было столь неожиданным, революционным, что произвело переворот не только в головах, но и в относительном благосостоянии двух деревень. Стоило таракунинцам осознать нищету положением, во всех отношениях выгодным, как дела их пошли в гору: организовалась коммуна, открылась почта, лавка, школа. Решительно порвав с пережитками нищего прошлого, сход постановил именовать деревню созвучно эпохе - Красной Нивой. Погореловцы только хмыкали, следя за успехами соседей, но дела их в соответствии с постулатами коммунистического учения шли из рук вон плохо. Колхоз их, учредив, влили в краснонивский: пришлось отдать немалую часть обобществленного имущества соседям. Раскулачили лавочников, братьев Анисовых; мельника Варламова; отходников Лукиных. Кулаченные семьи поселили в глухой тайге на севере уезда, где многие опухли и умерли. Погореловцы поскромнее перевозили избы за реку. Вскоре деревня утратила значимость настолько, что новую дорогу из уездного города пустили в обход, что было немыслимо в те дни, когда дорковские попы служили молебны в часовне, где теперь для пользы общего социалистического дела устроили магазею.
Collapse )

Вохма: в библиотеке



У нас в Вохме все хорошо кроме дорог. Сейчас Дедушка Мороз стыдобу припрятал, а по весне они сойдут вместе со снегом. Хороший асфальт в России на дорогах не залеживается.

Но все равно лучше всего приезжать к нам летом. На Духов день, к примеру, у нас большой праздник - хороводы вокруг вахуманов. Не слышали? Ну тут долгий рассказ. Начну с того, что мы конечно стараемся, чтобы православие преобладало. Есть у нас и воскресная школа при библиотеке. Сектантов, что в Лажгуровце во второе пришествие Романовых верили, еще давно под Пермь выселили. По телевизору потом показывали их землянки на новом месте, и как милиция ведет переговоры.

Так о яснослышащей. Сама она из Москвы. Нет, не ясновидящая. Видеть ей не дано, только слышит будущее. Купила у Пахомыча дом в Ерусалиме - ну вы знаете, где дорожный знак, Рай направо, Ерусалим налево. Москвичи бывает звонят ей: "Ты где?" - "В Ерусалиме. В Рай за хлебом собралась." Думают, спятила. А это у нас на Вохме так деревни называются.

Говорят, барин проезжий переименовал. Но яснослышащая по другому понимает. Вот, смотрите - "Русия - земля царей". Хорошая книжка, но в продаже нету. Здесь написано, что древний северный полюс находится на территории России, в Вохомском районе, на водоразделе рек Юг и Вохма. Здесь же находился рай, откуда изгнали Еву. И легендарная гора Меру - она чуть на север, под Никольском. Разделение языков, религий, все отсюда пошло.

Если рассуждать здраво, после сотворения мира должна была быть одна религия. От нее уже все ветвилось. Яснослышащая наша интересно все объединяет - и святых, и вахуманов, и иконы, и голубиную книгу. В местах где экспедиция геологов обнаружила вахуманы и раньше были языческие капища, куколки тряпичные там на деревьях вешали, ленточки. Краевед Попов писал о них в рассказе "Ушедшие в никуда". Теперь снова все обвешано. А сами вахуманы раскапывать нельзя - геологи установили, будет большая катастрофа.

Она в городе по пятницам и чакры чистит. Не у всех правда получается, меня вот хохот дикий разбирать начинает. Так и хожу с нечищеными чакрами. С Ильмой разговаривает - этот у нее в Ерусалиме в пруду живет.

Я, конечно, не верю. И не все сбывается. 11.11.11, например, многие конец света предсказали. А яснослышащая говорила о конце тьмы. Будут черные люди кидать в вас черными помыслами, а потом все пройдет, и начнется восстановление России. Ничего не началось. Но вот летом ходили мы в Троицу под Скородубовым. Она говорит пойдете увидите там будет стоять дерево о восьми стволах и за ним земляничная поляна. Мы посмеялись - там ведь распахали поле за год до этого. Приходим - а посреди паханного поля стоит ива с восемью стволами. Не могла же такая за год вырасти! А дальше, на краю поля бурьян, а в нем земляника. Сама то она не была в тех краях. Откуда ей знать? Вот и задумаешься.

Так что не зимой, летом в Вохму приезжайте, на Троицу здесь дивно хорошо.

Collapse )

ДУХОБОРIЯ



Люба Казакова, Село Тамбовка, Самцхе-Джавхети, Грузия

В 1750 году запорожский казак Силуан Колесников пришел на Тамбовщину, выбросил Евангелие и Псалтыри и учредил новое вероисповедание. Вера, основанная Колесниковым, отрицала видимые проявления христианства: церковь, таинства, иконы, священников и богослужебные книги. "Бог есть дух." - учил Колесников. - "Он в нас - мы есмь Бог. Церковь - невидима, состоит из людей, призванных Богом чтобы засеменить добро. Спасение идет от Духа а не по книге печатной. Главное - сердечная вера и любовь к людям." Вместо Библии новая конфессия ввела "животную книгу" - устное предание, содержащее основные постулаты учения.

Официальная церковь живо отреагировала на распространение новой религии среди вверенной ей паствы:  всех старейшин ждали тюрьмы и ссылки.  Однако принимали они их смиренно и кротко: ведь если в каждом из нас есть Бог, то поднять руку, тем более убить другого человека - это богоборчество и богоубийство. Чтобы отличать последователей Колесникова от прочих сектантов и раскольников, один из православных миссионеров придумал термин "духоборы". Это слово прижились среди самих представителей новой конфессии: "Дух святой внутри нас борется против зла этого мира." - объясняли они свою веру.

Тогда, в веке 18ом, сложно конечно было предположить что на излете следующего, 19ого века через духоборов пройдет основной нерв битвы идей нового времени. Александр Первый, царь полулиберальный, духоборов жаловал и способствовал их мирному расселению в степях Таврии. Николай Первый, бич поморцев и прочих древних христиан, отправил духоборов в ссылку в Закавказье. Там они заселили пустынные тогда высокогорные степи Джавхетии. В первую же зиму на новом месте от голода и эпидемий погибла половина общины. Но оставшиеся отстроились и основали в местности, где сходятся границы современной Турции, Грузии и Армении десять сел с русскими названиями: Богдановка, Гореловка, Спасовка, Орловка, Ефремовка, Калмыкова, Троицкая, Владимировка, Тамбовка и Родионовка.

В Джавхетии духоборы жили скромно и тихо, пока в 1895 году их не постигло новое несчастье. В Закавказье была введена всеобщая воинская повинность. Вера духоборов не позволяла им служить в армии. По наущению своего наставника, Петра Веригина, находившегося, как и почти все старейшины духоборов до него, в ссылке в Сибири, духоборы собрали "все оружие, которое приобрели они, удаляясь от учения Христа, и в знак непротивления злу злом и во исполнение заповеди "не убий" предали сожжению." Исполнено это было на Троицу, с пением псалмов. Тифлисский губернатор Шервашидзе счел выступление духоборов бунтом. Разобраться с непокорными отправили лезгинскую жандармерию, которая устроила в русских селах погром, жгла мазанки, мужчин убивала, а женщин насиловала. Духоборы следовали своей вере и сопротивления не оказывали. Лидеры их были сосланы, остальные были рассеяны по Тифлисской губернии, не более трех семей в каждое село, еще несколько сотен мужчин были отправлены в дисциплинарные части, где многих забили до смерти за неподчинение.

Эта дикость вызвала огромный скандал в России и в особенности за границей, прежде всего потому, что в защиту духоборов высказался находившийся в зените своей славы Лев Толстой. Графу импонировало учение духоборов о непротивлении злу злом. Действуя в русле устоявшихся традиций, русские власти ответили на международный резонанс закручиванием гаек и новыми репрессиями, причем пострадали от них и несколько толстовцев. В конечном итоге, Лев Николаевич организовал сбор средств, вложил в копилку гонорар от своего последнего романа "Воскресение" и оплатил эмиграцию последователей Веригина в Канаду.

На последнем уходящем за океан пароходе старушки в смешных духоборских чепчиках судачили друг с другом: "Если русский царь отпустил всех духоборцев, то скоро потеряет свой престол, потому что Бог уйдет с духоборцами из России". Через тридцать лет старообрядцу Клюеву, в Томской ссылке, в двух зимах от расстрела, приснится пароход со всеми святыми, покидающими русскую землю. На Клюевском пароходе на мостике был виден образ Нерукотворного Спаса. На мостике парохода духоборцев стояло видение нового времени: этнограф, специалист по сектам и сектанству, социалист, революционер, а в недалеком будущем автор агиографических сказок о Ленине и детях - Владимир Бонч-Бруевич.

Впрочем, не все духоборы отправились в Канаду. Меньшая их часть осталась в Джавхетии, где благополучно сохранила свою веру до развала Союза пользуясь относительно либеральными порядками установленными Советской властью в Закавказье. Волна национализма прокатившаяся в конце 80ых-начале 90ых по Закавказью погнала духоборов домой, в давно забытую Россию - сначала в Краснодар, потом, после создания специальной федеральной программы, на Тамбовщину, в Тульскую и Брянскую области. Сейчас в Джавхетии осталось не более сотни духоборов.

Когда в выжженной степи, среди снежных вершин, бесконечных отар, голубых озер и тихо грустящих над ними руин армянских церквей появляются украинские мазанки, не оставляет ощущение что именно здесь та точка, в которой великая волна, выплеснувшаяся из России разбилось пеной о берег. А когда ты сидишь внутри этих мазанок, у буржуйки. топящейся кизяком, и пьешь чай (или что-нибудь покрепче) с удивительно гостеприимными, спокойными, миролюбивыми и обладающими огромным собственным достоинством людьми, понимаешь, что эта пена породила нечто прекрасное. Жалко, конечно, что история пошла с Бонч-Бруевичем, а не с духоборами, но весь океан в пену не выплеснуть.

                                                                                                           
Collapse )

Простые слова



А вы специально почтальонов снимаете? Как бы в историю не попасть! Я ведь любопытная - жуть. Говорите, город нравится? А чего ж не нравится. Я сама не тутошная, приехала сюда тридцать лет уже; так вышло. Привыкла. Озеро, просторы. Но вы конечно правы, ребята. Тут на этой улице одна женщина живет, болела сильно. Но Бог ей помог, исцелилась по молитвам своим. Разговаривала с ней третьего дня. Рассказывает: "Увядающие цветы, желтые листья, рябина... Как это красиво! Пока не заболела, никогда не обращала внимание. А сегодня проглядела час, не могла оторваться." Вот я и думаю, что мы не видим красоту вокруг себя, не останавливаемся. Черствые стали, пустые, трухлявые внутри. Все бежим, бежим куда то. Дети растут - что оставим им? Чему научим? Что то дальше с нами будет?

Collapse )

Полеты во сне и наяву



Перед Пасхой лазил в Арко, там были знакомые бейсеры: Паша Ольшанский, Антон Калюжный и компания. Сходили на экзит Монте Бренто, это один из самых простых экзитов в мире, 650 метров нависаний под точкой прыжка. Хотя и здесь бьются - два года назад при мне какой то совершенный новичок из Владимира (два прыжка с вышки в Галиче кажется) завалил отделение, открылся и его намотало на скалы, чудом остался жив. Ливси тоже здесь разбился... Но в целом бейс становится безопаснее... Сейчас в каждый безветренный день с Бренто прыгает 10-20 человек.
Collapse )

Все что происходит в Лас Вегасе, остается в Лас Вегасе: (1) Мескалито. Вместо вступления.



"-Почему бы тебе не рассказать мне побольше о Мескалито, Дон Хуан?
-Нечего рассказывать.
-Послушай, наверняка есть тысячи вещей которые я должен узнать перед тем, как повстречать его.
-Нет. Думаю, тебе не нужно знать о нем ничего."


Collapse )

Дядя Андрей


Сегодня вечером сканировал фотографии папиной семьи для очень дальнего родственника, которого случайно обнаружил на просторах интернета. Он старообрядческий священник, австрийского, белокриницкого согласия. Из одного пожелтелого конверта случайно выпала эта карточка. Я сразу узнал ее, хотя не видел очень много лет. Это мой тезка, дядя Андрей. Кажется, это двоюродный, но может быть, и родной брат бабушки. Тот случай, когда фотография обманчива: бесхитростная курортная съемка не оставляет даже намека на драматизм жизненной истории.

Collapse )

Зима в Асташово



Насколько суббота была мрачной, настолько воскресенье вышло легким и искрящимся. После некоторых неотложных дел, поехали кататься на снегоходе, поиграться с зимушкой зимой. Фото прилагаются. Ну а чтобы пост не вышел из одних фотографий, вот вам рождественская история из Асташово:
Collapse )

Метеора: к вершинам духа



-"Ты знаешь что такое лазанье по цирлам? Вот это оно и есть."
-"Понял. Ты шлямбур следующий видишь?"
-"Нет. А, вроде вижу, метров через семь кольцо."
-"Слушай, я поковырял эти цирлы, вроде как на суперцементе. Не вываливаются. Надо в них верить."
-"Повтори?"
-"Надо верить!!! ВЕ-РА!!! ПРАВОСЛАВИЕ! СКАЛОЛАЗАНИЕ! СУВЛАКИ! Повторяй про себя. Шлямбура будут!"
-"Да пошел ты!"


Collapse )

Добровольцы



Первую неделю августа я с семьей провел в Погорелово. Вообще, в Погорелово постоянно случается какаято чертовщина. То лешие шалят, то кикиморы, то сам дом фокусы выкидывает - затрещит половицами, или заплачет тоскливо. А в этот раз прямо ни дня без происшествий не проходило. Во первых, по дороге в Погорелово нас чуть не утопил леший. Сначала завел нас ночью на старую дорогу и мы в ее колеях застряли, потом, когда пошли пешком, заплутали на том берегу Виги в трех соснах и брели по пояс через глушицу.  Во вторых, ухитрились застрять на броде, где ездили сотню раз и никогда никаких проблем не было. А тут целая эпопея, завязли в песке посреди реки, удлиняли трос альпинистской веревкой, еле выдернулись. Обычные подозреваемые: русалки, водяной и главным заводилой у них поп, который утонул с дарами на пасху, в разлив, ровно на этом месте, в 1910ом году. Во третьих, у нас пропала удочка. Ловили рыбу на речке, оставили ее в кустах. Утром приходим - нет удочки. Уехали, так и не нашли. Через неделю завозил Толику краску, смотрю из тех же кустов удилище торчит. Здесь я тоже грешу на утопшего попа - хотя с другой стороны зачем ему удочка? У него рыба в бороде живет...

На Макария, святого покровителя деревни, у нас тоже не обошлось без происшествий. У меня была припасена трехлитровая бутыль красного сухого, которая как то подозрительно легко разошлась на троих. Уговорив ее, мы совсем чуть было не полезли грунтовать крышу, решив, что если нам не удается справиться с ней по трезвому рассчету (то жара адская, то грозы, то нашествие мошки), то пьяные и ночью мы мигом с ней справимся. Но Макарий хранил нас, и мы заснули по дороге на третий этаж.

Утром я должен был встречать в Чухломе женщину с ребенком, которая связалась с нами через интернет и хотела посмотреть на терема и может помочь чем-то. Всю дорогу я думал чем она может нам помочь, и кроме как готовить еду для реставраторов в Филино, ничего мне в голову не приходило. В Чухломе на автовокзале я увидел двух молодых людей, по виду студентов. Я подошел к ним и спросил - "А где Катя с ребенком?". Один из них ответил - "Катя не приехала, а ребенок это я". Я осторожно справился об их планах. Они сказали, что реставраторы, умеют реставрировать живопись: фрески, масло, темперу. "А..." - говорю - "Вы то нам и нужны! С грунтовкой знакомы?" - "Да!" - "Ну вот и отлично."

Ребята сели в машину и мы поехали в Погорелово. Когда кругом началась тайга, они как то встревожились. Когда мы перехали брод, глаза их округлились. Еще больше они округлились, когда я выдал им обвязки, карабины, репики и привязал к веревке. Вечером, когда они слезли с крыши, я обрадовал их тем, что скоро уеду, но через неделю приеду чтобы забрать их в Москву. Туту они поняли, что освобождение возможно только через труд, и через неделю крыша была загрунтована и покрыта ровным слоем краски. До этого Толя, Ваня и я за пару недель неравномерной работы ухитрились загрунтовать только половину.

Короче, кроме шуток, Ваня и Сурен сделали огромное дело, потому что крыша в Погорелово до сих пор покрыта родным железом 1903 года рождения, и жива только потому что все эти годы регулярно подкрашивалась. А тут Толя немного запустил ее, тяжело уже ему одному, краска во многих местах слезла, и ситуация была критической. А перекрывать крышу - это была бы целая история. Толя убежден, что это все заступничество святого Макария, и три литра красного вина сыграли свою очень важнуб роль в этой истории. Наверно так, потому что ребята все сделали, а у меня даже и фотографий их не осталось - как будто они возникли из ниоткуда и в никуда исчезли (хотя не совсем никуда - я выполнил свою часть сделки и отвез их в Москву). 

К чему я это все пишу? А вот к чему - если вдруг кто то планирует посетить Погорелово в эти выходные, то это было бы очень кстати - Толя и Ваня будут делать козырек над колодцем взамен упавшего. А это вдвоем не очень просто. Я, к сожалению, не могу им состоавить компанию...