?

Log in

No account? Create an account

[icon] would not it be strange when we are fully grown?
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
You're looking at the latest 4 entries.

Tags:, ,
Security:
Subject:У Потехина
Time:05:06 pm


Зашли на хутор к Сереже Потехину. Пьем чай, развлекаемся попыткой выяснить, как зовут всех его кошек.

- Вот два крупных, полностью черных кота: Большой Абраша и Малый Абраша; отец их Вася. Красивая и пушистая - Кляпа, Клеопатра. Рыжий хитрюга - это Чубайс. Вот эта пушистая - то ли Серанька, то ли Херанька. Они похожи, не отличить. Но если официально, их Серафимой и Херувимой зовут. Маленькие -Дунька и Букашка. А вот - Матрена Леопольдовна. Где то еще Фроська и Апроська и две дикошки, которые на все лето гулять уходят, Дикошка и Диконька. Брат Чубайса - Жульман...где только он? Еще есть Налим - не знаю только, кот или кошка, а в том году была Рысь, но уже с весны не появлялась, вычеркиваем.

Тут Чубайс предпринял попытку стянуть кусок колбасы из пакета гостинцев, и мы отвлеклись от увлекательного пересчета.

И больше к нему не вернулись, потому что Потехин стал читать стихи, написанные им с осени.


Я тушил пожар души
Мокрым веничком
Осторожно, не спешил
Помаленечку!

А она горит, горит
Окаянная
Хоть вода кругом стоит
Океанами

Разбежаться бы, нырнуть,
Охолонуться...
Отчего-то не могу
С места стронуться
Читать поэта Сергея ПотехинаCollapse )

comments: 37 comments or Leave a comment Flag

Tags:,
Security:
Subject:Сергей Потехин, деревенский поэт
Time:04:03 pm


Сергей Потехин и автор увлеченно обсуждают - быль или не быль, что у Ленина существовал засекреченный брат-близнец.




На высоких-высоких холмах над долиной реки - село Костома. Длинная, в версту улица; два ряда изб; заброшенная церковь и покосившиеся кресты за ней. Фотографии покойников строго вглядываются в промозглые дали. Сенокосы вдоль реки заросли осинником. Среди них можно различить кирпичные стены - это заброшенная сыродельня. Оттуда, снизу, с берега речки, от руин, избы и церковь кажутся детскими игрушками. Видно, как на кладбище среди могил горят язычки пламени - не успевшие облететь клены.

В старой сторожке при сыродельне живет шестнадцать или семнадцать кошек и один поэт, Сергей Потехин. Здесь, "на хуторе", он уже двадцать пять лет. Когда в Костоме еще мычало и бренчало колхозное стадо, он подрабатывал пастухом. Последние лет двадцать кормится рекой и огородом. От избушки сквозь аккуратные посадки орешника протоптаны тропинки - к "плантации" клубники, к мережам на речке, к буйно разросшимся среди осинника кабачкам. Рыбы в реке хватает и поэту и кошкам; но человеку нужнен еще хлеб, молоко и водка - эти продукты Сергей меняет в деревне на клубнику и тыквы.

Электричества здесь нет. Зиму поэт коротает у печки: обжигает глинянки, которые летом раздает или меняет. Изба совсем худая, в морозы полиэтилен прикрывающий окна от ветра не спасает, и поэт переселяется в землянку, вырытую за домом.

А еще он пишет стихи.
СЕРГЕЙ ПОТЕХИН. Из тетради, которая называется "Игра на флейте и рваном барабане" 1995-96гCollapse )
comments: 25 comments or Leave a comment Flag

Tags:,
Security:
Subject:Бушнево
Time:12:30 am


Бушнево. Огромное пустое село на старом, заросшем, почтовом тракте. Ряды брошенных изб. В центре - две церкви, одна по размерам вполне могла служить собором в заштатном городке. Между храмами - сельский обелиск. "Вечная слава погибшим за Родину!" И ниже, в два столбика, сорок имен. Обелиск окрашен в веселые красный и зеленый цвет: единственное яркое пятно в строгом черно-белом мире заиндевевших дубов и берез, темной полоски леса, белой штукатурки церквей и черной гнили изб. Перед "собором" - ряд резных каменных надгробий и литых чугунных крестов. Храм действовал при Советах, но время и запустение быстро нагоняют упущенное: провалились полы, гниют деревянные колонны, осыпается заиндевевшая штукатурка. В алтарной части жертвенник все еще накрыт золотой парчой. Весь пол устелен типографской печати корешками: "Поминовение. 50коп". На каждой бумажке - шестизначный порядковый номер, как на трамвайном билете. А вот и счастливый - 166643: с таким и помереть не страшно. Вдоль хоров, балюстрада которых спилена ретивыми охотниками за резьбой, выведен вязью 83 псалом: "Коль возлюбленны селения твои, Господи"

Господи, почему ты покинул твои селения? За что обрек их на забвение и тлен? Опустошил их риги, иссушил колодцы, разрушил хлевы и амбары? Господи, за что Ты истребил детский смех, наполнявший их? Почему в доме Твоем вечная вьюга

Тишина. Только на кладбище протяжно и печально стонет надломленное дерево.
Печальное и прекрасное местоCollapse )
comments: 70 comments or Leave a comment Flag

Tags:
Security:
Subject:Бабушкин альбом
Time:01:11 am


"Конечно, вы не раз видали 
Уездной барышни альбом, 
Что все подружки измарали 
С конца, с начала и кругом. 
Сюда, назло правописанью, 
Стихи без меры, по преданью 
В знак дружбы верной внесены, 
Уменьшены, продолжены. 
На первом листике встречаешь 
Qu' écrirez-vous sur ces tablettes;
И подпись: t. à v. Annette;
А на последнем прочитаешь: 
"Кто любит более тебя, 
Пусть пишет далее меня
". 


Тут непременно вы найдете 
Два сердца, факел и цветки; 
Тут верно клятвы вы прочтете 
В любви до гробовой доски; 
Какой-нибудь пиит армейской 
Тут подмахнул стишок злодейской. 
В такой альбом, мои друзья, 
Признаться, рад писать и я, 
Уверен будучи душою, 
Что всякий мой усердный вздор 
Заслужит благосклонный взор, 
И что потом с улыбкой злою 
Не станут важно разбирать, 
Остро иль нет я мог соврать."


 Но прочь лирику. Скорее, скорее стряхнем пыль с маленькой книжки в зеленом переплете и откроем ее выцветшие страницы. Милая и незнакомая мне бабушка! Вы родились почти в позапрошлом столетии и умерли до моего рождения. Я видел вас только на старых пожелтелых фотографиях - девочка с длинной, до пят косой; подросток в белом платочке, третья слева в пятом ряду, в хоре воскресной школы; дамочка в модной шляпке; добрая и улыбающаяся на лыжной прогулке с маленьким папой, в лесном санатории за 5 месяцев до войны. Я знаю что вы очень любили свой юношеский альбом - одну из немногих вещей, которые вы пронесли через всю жизнь - войну, эвакуацию, деревенские избы, бараки, переезды, комнаты в коммуналках. Он напоминал о людях и чувствах, которые остались где то совсем далеко в ином, прекрасном мире. Простите меня, что эти давно уже умершие люди, и чувства, настоящие и придуманные, и вся искренность и вся чепуха и все секреты, большие и маленькие, со страниц этого альбома вдруг окажется всеобщим достоянием.


Смотреть дальшеCollapse )



comments: 26 comments or Leave a comment Flag

[icon] would not it be strange when we are fully grown?
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
You're looking at the latest 4 entries.