?

Log in

No account? Create an account

[icon] would not it be strange when we are fully grown?
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
You're looking at the latest 2 entries.

Security:
Subject: Дневник Михаила Кострова. Часть1: Пинежский Фронт
Time:09:24 pm
ТЕТРАДЬ 1. ПИНЕЖСКИЙ ФРОНТ.


До 19 лет я прожил в провинцыи т.е. в деревне, где я родился и где прожил я все свое золотое детство, так тихо, весело, и спокойно. Но вот в 1919 году 15-го мая, об'явили мобилизацию. Мне пришлось идти на комиссии, в свой уездный город, Чухлому. И конечно дело накомиссии меня признали годным, к военной службе. И вот 21 мая как раз накануне своего провинцыального праздника, Николина дня, я должен был явиться в Чухлому, для отправки в запасный полк. 21-го к отправки я не явился, а решил праздник провести дома. Так я и зделал, прогуляв дома сверх сроку четыре дня, время это я провел очень весело, но местная власть, поспела уже обомне по беспокоится. Волостной военный комиссар поспел уже прислать повеску, деревенскому председателю, что-бы он выслал меня в комиссариат, для обяснения почему я неиду на службу. Но я им в свою очередь ответил, что за меня безпакоится им нечего, что я прогуляю праздник и уйду сам. 26 мая прогуляв последний день, с особым наслаждениям и весельям. А вечером в 10 ч. придя с гулянья домой, я последний раз сел чай-пить, но пил и ел я плохо, не от горя, а от того что не хотел, пока я пил, ел и собирался, товарищи и барашни все пришли меня провожать. И вот в 12 часов ночи я стал покидать свой родной очаг, мать очень горько плакала, так-же плакали все родныя, но я старался быть спокойным. И так все пошли меня провожать, мать меня провожала полторы версты и все время плакала, но проводив меня это разстояние, она вернулась обратно. А товарищи и барашни провожали меня дальше, шли все подчти молча, потупив головы только кое кто очемто перешаптывались. Но пройдя две версты, мне пришлось и сним разстатся. Все плакали, кто плакал от чистаго сердца, а кто глядя на других, тоже роняли свои без ответныя слезы. Когда я сним разстался, оне пошли обратно. А я и родной мой брат, который провожал меня до Чухломы, и еще несколько товарищей таких же несчастных как и я, пошли дальше, невольными шагами. Товарищи и барашни пока было слышно кричали нам, досвиданья, и я им тоже в ответ кричал и свистал. Так я и разстался со своим товарищам и барашням знакомых мне с детства.

Записки Михаила Никаноровича Кострова о Гражданской войнеCollapse )

comments: 53 comments or Leave a comment Flag

Tags:,
Security:
Subject:Эдельвейсы в Заполярье
Time:11:58 pm
 

varandej  (Илья Буяновский) в своем блоге написал о посещении немецкого военного кладбища под Печенгой, чем разбередил много разных воспоминаний. Я не большой любитель военной истории, и тем более немецкой военной истории, но огромный любитель военных историй, особенно о войне в горах. Ведь любая война в горах это прежде всего война не человека против человека, а война человека со стихией. В самом наверно безумном вооруженном конфликте в горной местности, в Gebirgskriege на границе Австрии и Италии, в Доломитах, где обе стороны буквально шли в атаки на вертикальные скалы и 45 градусные ледовые склоны, и где окопы сторон часто разделяли десятки метров не по горизонтали а строго по вертикали, от лавин, камнепадов и обморожений погибло в три раза больше, чем от огня противника. Я хорошо помню в детстве как после одной из первых малоснежных зим на Кавказе, предвестницы ускорения ускоренного отступления ледников, на перевалах через ГКХ повытаивала очередная порция того что оставила там война - полевых орудий, станковых пулеметов и просто развороченных кусков ржавого железа. Все это было затащено туда на своем горбу, с нашей стороны солдатами в кирзачах, с немецкой - в ботинках с гвоздевым рантом, по приказу, отданному подтянутыми и гладко выбритыми людьми, прочертившими у себя в кабинетах тонкие красные линии на карте. Да что Кавказ - в Доломитах я видел выдолбленные в скалах огневые точки, которые тирольские стрелки занимали круглый год на высотах свыше 3000 метров. Многие из этих точек зимой можно было снабжать только после сходов больших лавин, то есть раз в пару недель. Занять их итальянцы никак не могли, но исправно обстреливали из корабельной артиллерии, которую они тоже непостижимым образом затащили на свои, итальянские, вершины, стоящие напротив австрийских. Горы с течением времени меняются очень незначительно. На месте Вердена или Сталинграда построили новые города, и теперь уже тяжело представить как выглядела те ужасные битвы. Зато в Доломитах и местами на Кавказе титанические усилия горнострелковых частей по сей день не стерлись из пейзажа. Сыграли ли они роль в той или другой войне? На всем фронте в Доломитах воевало меньше итальянцев чем погибло или попало в плен в первый день наступления немцев на Пиаве. В Сталинграде за неделю гибло больше людей чем во всех горнострелковых частях на Кавказе. Но у горных стрелков, что наших, что немецких, что итальянских, был приказ, и они его выполнили. Часто - ценой своей жизни. Наверно, лучше всего об этом написано здесь.
 
Читать дальшеCollapse )
 
comments: 6 comments or Leave a comment Flag

[icon] would not it be strange when we are fully grown?
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
You're looking at the latest 2 entries.