would not it be strange when we are fully grown? (kopanga) wrote,
would not it be strange when we are fully grown?
kopanga

Categories:

Эдельвейсы в Заполярье

 

varandej  (Илья Буяновский) в своем блоге написал о посещении немецкого военного кладбища под Печенгой, чем разбередил много разных воспоминаний. Я не большой любитель военной истории, и тем более немецкой военной истории, но огромный любитель военных историй, особенно о войне в горах. Ведь любая война в горах это прежде всего война не человека против человека, а война человека со стихией. В самом наверно безумном вооруженном конфликте в горной местности, в Gebirgskriege на границе Австрии и Италии, в Доломитах, где обе стороны буквально шли в атаки на вертикальные скалы и 45 градусные ледовые склоны, и где окопы сторон часто разделяли десятки метров не по горизонтали а строго по вертикали, от лавин, камнепадов и обморожений погибло в три раза больше, чем от огня противника. Я хорошо помню в детстве как после одной из первых малоснежных зим на Кавказе, предвестницы ускорения ускоренного отступления ледников, на перевалах через ГКХ повытаивала очередная порция того что оставила там война - полевых орудий, станковых пулеметов и просто развороченных кусков ржавого железа. Все это было затащено туда на своем горбу, с нашей стороны солдатами в кирзачах, с немецкой - в ботинках с гвоздевым рантом, по приказу, отданному подтянутыми и гладко выбритыми людьми, прочертившими у себя в кабинетах тонкие красные линии на карте. Да что Кавказ - в Доломитах я видел выдолбленные в скалах огневые точки, которые тирольские стрелки занимали круглый год на высотах свыше 3000 метров. Многие из этих точек зимой можно было снабжать только после сходов больших лавин, то есть раз в пару недель. Занять их итальянцы никак не могли, но исправно обстреливали из корабельной артиллерии, которую они тоже непостижимым образом затащили на свои, итальянские, вершины, стоящие напротив австрийских. Горы с течением времени меняются очень незначительно. На месте Вердена или Сталинграда построили новые города, и теперь уже тяжело представить как выглядела те ужасные битвы. Зато в Доломитах и местами на Кавказе титанические усилия горнострелковых частей по сей день не стерлись из пейзажа. Сыграли ли они роль в той или другой войне? На всем фронте в Доломитах воевало меньше итальянцев чем погибло или попало в плен в первый день наступления немцев на Пиаве. В Сталинграде за неделю гибло больше людей чем во всех горнострелковых частях на Кавказе. Но у горных стрелков, что наших, что немецких, что итальянских, был приказ, и они его выполнили. Часто - ценой своей жизни. Наверно, лучше всего об этом написано здесь.
 

Война в Доломитах

Но пора заканчивать затянувшееся вступление. О войне в горах написано очень много, и гораздо лучше чем это могу сделать я. В этом посте я хочу рассказать одну историю, которую папе рассказал непосредственный участник событий, старый альпинист, "недобитый Крыленковец". Расскажу сначала причем здесь Печенга и этот цветочек. Есть такая устоявшаяся часть русского военного фольклора - мифическая немецкая дивизия "Эдельвейс". На самом деле такого соединения у немцев никогда не было. Зато у немцев было под десяток горно-стрелковых дивизий (Gebirgsjager), отличительным знаком которых как рода войск были значки и нашивки с эдельвейсами. Исторически эдельвейсы, как символ горных стрелков, были впервые использованы тирольскими стрелками в первой мировой. После Аншлюса тирольские стрелковые дивизии стали немецкими, и вместе с баварскими стрелками составили львиную долю немецких горных егерей. На сколько я понимаю, на Кавказе в 1942ом воевали в основном баварцы. Тирольцам же в плане Барбаросса была поставлена задача занять Мурманск, для чего из двух австрийских дивизий сделали 20ую горную армию. Мурманск и Кандалакшу немцам занять не удалось и с конца 41ого по 44ый год австрийские горные стрелки вели позиционную войну в Заполярье против нашего Карельского фронта (так называемый Eismeer Front). Кажется, это единственный в истории вооруженный конфликт происходивший в условиях полярной ночи.  Летом то наши, то немцы планировали наступления, которые неизменно захлебывались в сопках и тундрах. Зимой наступлений конечно не было, но наши и немцы продолжали долбить в полярной ночи по позициям каждой из сторон. Кладбище, которое сфотографировал varandej - это как раз кладбище австрийских горных дивизий и вспомогательных финских частей. 

Осенью 1944ого года ситуация на Eismeer Front резко изменилась. Финляндия заключила мир с СССР и объявила войну Германии. Немецкая 20ая армия осталась фактически отрезанной на севере Норвегии, против примерно в четверо превосходящих сил наших и финнов. Немцы готовили прорыв к своим. Наши готовились раздавить их одним ударом. Забегая вперед отдам должное австрийским горным стрелкам, которым удалось отступить осенью от 700 или 800км от Никеля до Нарвика с минимальными потерями и сохранив боеспособность армии. 

Теперь сама история. Не смотря на это героическое вступление, она из разряда "тихих и лирических историй о войне". Но вступление наверное нужно, потому что она производит впечатление именно на контрасте с ужасами горной войны. Хотя и сами ужасы в ней тоже присутствуют. Отец рассказал мне ее лет 20 назад. В детстве у меня была мечта что когда нибудь по ней можно будет снять фильм о войне в Заполярье, или включить в какой нибудь фильм о войне в Заполярье. Потом сняли чем-то похожую "Кукушку", и я как то забыл об этой истории. А вот сейчас вспомнил после поста varandeja.

Итак, альпинист который рассказал ее отцу всю войну занимался подготовкой и руководсвом разведывательно-диверсионными группами, которые должны были действовать в горных условиях. Тут я наверное сделаю последнее отступление и расскажу при каких обстоятельствах была рассказана эта история. Папа самостоятельно добирался в какой то альплагерь на Кавказе и ловил попутку. Вместе с ним их ловил какой то пожилой человек. Ловили молча. Когда стало ясно что попуток не будет, и приходится ночевать под звездами, они разговорились. И говорили до утра, причем собеседник отца рассказал много всего удивительного - про Крыленко, братьев Абалаковых, про то как он оборонял Москву в народном ополчении в 1941ом, про оборону перевалов Кавказа, но самой интересной была история про войну в Норвегии. Утром попутка пришла, в альплагере они как то не пересеклись. Фамилию отец забыл. Даже имя не помнит. Итак, собеседник отца готовил РДГ для работы в горных условиях. После Кавказа его перекинули на Карельский Фронт под Мурманск. Там уже под эгидой НКВД был создан центр где готовили РДГ, которые забрасывали в Норвегию. Основной целью была не столько диверсионная деятельность, сколько наблюдение за передвижениями немцев на суше и на море и передача информации об опасности для конвоев, идущих в Мурманск. Однако перед наступлением на Киркинес была поставлена задача забросить в Норвегию несколько групп для ведения диверсионной деятельности в тылу немцев. Одной из этих групп поставии руководить собеседника отца.

Группы были человек по 20, один офицер с опытом войны, солдаты которые прошли пару месяцев горной подготовки, и чекист приставленный к ним присматривать. Наступление должно было начаться в октябре. Забрасывали их в сентябре, погода была осенняя. Бог весть сколько групп было заброшено как часть подготовки к операции,  но той о которойидет речь изза метеоусловий, и ошибок летчиков сбросили совершенно не туда куда было намечено . Кольский полуостров относительно Норвежской части Заполярья изрезан очень не сильно и горы там не высокие. С Норвежской стороны - настоящие горы, с ледниками и сбросами по несколько сотен метров, а побережье сильно изрезано фьордами. Вообщем группу выбросили на какой то горный хребет на сколько то десятков километров по прямой дальше чем надо, а реально с учетом береговой линии и на все 150-200 в сторону. Почти сразу началась метель. Часть группы в том числе радиста с рацией и большую часть припасов они так и не нашли. Когда стало ясно что дальнейшие поиски бесполезны, они двинулись к морю.. В конечном итоге вышли к норвежской деревушке в конце фьорда, которая была связана с остальной Норвегией только по морю, как многие и многие населенные пункты в Норвегии до сих пор. Вид конечно у оставшихся был не очень товарный после недели на ледниках и в тундре. Вышли на выгон, там их окружило местное население молча, вышел староста навстречу. В группе был человек, которого обучили базовому норвежскому, и несколько говоривших по немецки.  "Поздравляем! Мы советские воины, освободили вас от немецкой оккупации!" Староста был человек практичный, говорит в ответ - "Сколько вас всего?" - Они - "15" - он "О как раз сколько домов у нас в деревне, по одному на каждый дом. Зима конечно на носу но как нибудь вас прокормим, если будете помогать по хозяйству". 
 
Надо сказать, что не смотря на то что все сложилось против них таким образом, сначала они как то порывались выполнить если не первоначальный приказ, то повоевать с немцами. Староста был допрошен насчет противника. Выяснилось что ближайшие немцы - тоже развед группа - в деревне через 2 фьорда и 2 перевала. Выдвинулись в сторону той деревни. Это уже был октябрь, то есть очень короткие дни и серьезная непогода. Уж непонятно что двигало немцами, но они встретили из не в деревне,  а на последнем перевале. Встретили совершенно случайно, обе группы выплыли друг навстречу другу из густейшего тумана. Это их и спасло - расстояние было уже метров 15-20 и стрелять никто не решился - каждый про себя в уме понял что если начнется перестрелка, больше половины полягут на месте. Стали перекрикиваться с немцами. Немцы кричат - "Русские, война кончается! Давайте разойдемся - мы своей дорогой, вы своей дорогой." На этом, после небольшого раздумия и порешили, и каждая группа нырнулы обратно в свою сторону тумана.

После этого момента собственно и начинается кинофильм "Кукушка". Насчет того что прокормить будет не просто норвежцы не шутили. Деревня жила только рыбной ловлей. В сентябре немцы, отступая сожгли всю Финскую Лапландию, в середине октября они сожгли Киркинес, и далее отступая к Нарвику взорвали и сожгли все городки вдоль пути своего отступления. Жители Киркинеса около месяца жили в шахтах под городом, ожидая прихода советских войск. Наши дальше Киркинеса не пошли и территория между Тромсо и Киркинесом осталась огромной нейтральной полосой под всполохами полярного сияния.  Все норвежцы и саамы остались на месте, и рассчитывать им приходилось только на себя, на натуральное хозяйство - на рыбу, оленей.  Так было и в этой деревне. С другой стороны ребята из разведгруппы были в основном деревенскими парнями, поэтому что делать понимали и местную специфику быстро усвоили. Их действительно подселили по одному в каждый из 15 домов в деревне и они быстро вжились в деревенский быт, помогая норвежцам выживать полярной ночью. 



Беженцы из Киркинеса возвращаются домой

Весной наши тоже не открыли наступления, а в деревне у фьорда произошла следующая история. Начался ход трески. По этому поводу норвежцы устроили большой праздник. На празднике все изрядно нажрались, и произошел инцидент женского характера. А именно чекист, единственный кроме офицера городской парень, и выглядевший там немного белой вороной, по пьяной лавочке изнасиловал дочку хозяина избы где он жил. Офицер собрал полевой суд, включил туда норвежского старосту, рассмотрели дело, и по законам военного времени вывели чекиста за околицу и расстреляли его, а потом похоронили на деревенском кладбище. Когда заглянули в его бумаги выяснилось что он всю полярную ночь строчил на всею группу доносы.

В мая 1945ого немецкое командование в Норвегии капитулировало. Деревенские же снарядили пару рыболовных судов и отвезли эту разведгруппу к нашим войскам в Киркинес. Ничего хорошего они от встречи с Родиной не ожидали, но прятаться в Норвегии тоже не собирались. И действительно, они сразу же оказались у СМЕРШа. Но по одной из тех счастливых случайностей, буз которых никто из тух кто прошел Великую Отечественную, не дожили бы до наших дней, человек в СМЕРШе курировавший дело тоже был альпинистом. А альпинистское братсво существует и функционирует. Дело было замято, и все участники вышли на свободу без лишних записей в личных делах. 

Вот такая история... По моему вместе с Норвежскими пейзажами из нее могло бы получиться хорошее кино. Может она и выдумана - но если выдумана, то частично а не полностью. В любом случае в каком то смысле она говорит больше правды, о людях и о войне, чем некоторые совершенно правдивые истории.
 
Ну и напоследок об эдельвейсах - да это символ немецких горных стрелков. Но кроме того это символ альпинизма вообще. Поэтому наверно и символ всех тех кто воевали в горах по всему миру, будь то Первая или Вторая мировые, Кашмир или Курдистан, Чечня или Афганистан. Вечная память всем погибшим..
 
Tags: война, история
Subscribe

  • АВДЕИХИН ПЯТУХ

    АВДЕИХИН ПЯТУХ Зима какая гнилая, Господи... Раньше были зимы так зимы. В 51ом помню мороз был до 49 градусов. Вороны и те на лету падали.…

  • ФЕЛЬДШЕР ЗВЕРЕВ

    Деревня почти брошенная, летом один мужичок копается, зимой никого, а изба знатная, лет сто пятьдесят, жалко отживает...о сторожнее, гвозди!…

  • Теремстрой: состояние вещей (16.02.2014)

    Пожалуй, в первый раз можно с уверенностью говорить о сроках - летом следующего года должны закончить. Но уже этим летом планируется масса всего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments