would not it be strange when we are fully grown? (kopanga) wrote,
would not it be strange when we are fully grown?
kopanga

Шкатулка

Нитки, наперсток, билет в Малый театр с оторванным контролем, валокордин. Еще до того, как я нашел открытки, было ясно, что это шкатулка Аллы, нашей первой няни. Так бывает - предметы самые обычные, могли бы принадлежать кому угодно, в этом случае Лене или маме, но по тому, как они сложены, безошибочно узнаешь их хозяина.
Алла приехала из Черкасс. Боевая блондинка с красивыми, уже поседевшими волосами. Очень любила детей и порядок. Детей все таки чуть больше порядка. С ней было непросто. Встречая нас с Катей из отпуска, Алла причитала: "А похудела то как! Бедняжечка!" Вечером перед сном она доверительно объясняла Кате: "Придется и по горам лазать и с волками ночевать." Когда Алла только появилась, а Кате еще не было года, мне взбрело в голову поехать на несколько дней на Воргол, пожить под скалами в палатке. Тогда я еще недостаточно хорошо знал ее. "Я? В намете? Да ни за яки гроши!" Так мы на Воргол и не попали.
Алла любила театр и Юлию Тимошенко. Смотрела передачи о советских актерах и новости по первому про Украину: "Все то у вас брешут!" "А бандит то, бандит наш, ну шо он робит? Ох, Юленька! Бедняжечка! Как же ее жалко!" - переживала она, словно Тимошенко была ее девочка Катенька, оголодавшая на руках извергов-родителей.
Алла потеряла свои гривни в Надра Банке. Я кое что знал о Надрах. У меня в телефоне был забит номер их ушедшего в бега генерального. Но он не отвечал, а потом стал недоступен. Говорили, что он сбежал в Австралию; потом выяснилось, что все-таки на Рублевку. Пока Алла в Черкассах спасала свои гривни, состоялся конференц звонок по Надрам. На нем долгое время было тихо, а потом голос с одесским акцентом сказал: "Джентельменз! Май нэйм из Марк. Ай эм нот хира ту толк Микки-Маус бизнес. Ай эм хира ту толк риал стафф. Зет из бекоз ай репрезент риал шейрхолдерс оф Надра Банк. Нот зе ванс ю кноу, бат риал ванс." Алла вернулась из Черкас опечаленной.
Когда я паковал вещи в очередной отпуск - веревки, оттяжки, камалоты, Алла качала на руках Катю и приговаривала: "Сало - сила, спорт - могила." Нянь помнишь по рифмованным присказкам. "Да-да-да, пиво лучше, чем вода; водка тоже, но дороже; самогон - вот это да." "Ток-ток, чобиток, подай баба молоток. Не подаси молотка - не пидкую чобитка."
У Аллы родилась внучка и она уехала. Не в Черкассы, в Ганновер, где проживала дочка. Взяла с собой чемодан Катиных фотографий. Я пол ночи печатал и вставлял их в рамки.
Сначала мы часто говорили по скайпу. Потом реже и реже. В последний раз - через неделю после появления вежливых людей. Алла была ужасно расстроена, переживала, кляла Путина. После начала войны мы не говорили.
Нитки, наперсток, билет в Малый театр за 2009 год. Как давно это было. До третьего срока, Народного фронта, Пусси Райот, Болотной, взбесившегося принтера, до няш-мяш, до крымнаш. Ушедшее и, хотя бы только поэтому, светлое время.
" Ой люли, люли,
Налетили гули, налетили гули
Та й сили на люли
Стали думать и гадать,
Чим дитятко годувать:
Чи бублечком, чи медком,
Чи солодким молочком…
Ми бублечек вхопим
а й медочок влупим
а й кашки наварим
а й молочка спарим
Колисочка рип-рип
а дитинка спить спить
Колисочка перестала
а дитиночка й устала."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments