would not it be strange when we are fully grown? (kopanga) wrote,
would not it be strange when we are fully grown?
kopanga

Categories:

"До 19 лет я прожил в деревне... так тихо, весело, и спокойно". Дневник Михаила Кострова. Вступление



Михаил Никанорович Костров (слева) после возвращения из немецкого лагеря для интернированных красноармейцев.

Публикую у себя, с любезного разрешени alex_puff, записные книжки его деда, Михаила Никаноровича Кострова, уроженца деревни Таракунино (ныне Красная Нива). Красная Нива - ближайший населенный пункт к Погорелово, и теперь уже бывший сельсовет Чухломского района. Михаил Костров был мобилизован в ряды Красной Армии летом 1919 года и воевал на фронтах гражданской и советско-польской войны. Записные книжки никогда до этого не публиковались. Они уникальны во первых тем, что записаны либо по горячим следам, либо в форме дневника. Таким образом, фактическая канва событий не искажена, а мысли и переживания избежали налета героизации (или демонизации) РККА, свойственный любым позднейшим воспоминаниям. Во вторых, это записки рядового участника событий, крестьянина, а таких в РККА (и на противоположной стороне) было подавляющее большинство. Однако, большая часть свидетельств о гражданской войне записана людьми, воевавшими в ней из идеологических соображений. Этот дневник - яркие, вдумчивые, местами трогательные записки человека, попавшего на фронты гражданской волею судьбы (в данном случае гонцом ее был военный комиссар Чухломского уезда), и вообщем то, не имевшего, своего взгляда на идеологическую подоплеку происходящего в стране. Ну и в третьих, эти воспоминания тесно связаны с Чухломским краем, и содержат немало интересных деталей о его жизни в начале 20ого века, чем конечно же чрезвычайно интересны этому журналу. Я много думаю о том что нам сделать в музейной части Асташово, и давно играюсь с идеей найти 5-10 ярких историй местных жителей связанных с основными вехами жизни Чухломской деревни в 20 веке (отходничество, революция, гражданская война, коллективизация итд) и рассказать их, используя мультимедиа. Думаю, это было бы много интереснее стеллажей с лаптями и самоварами.

Хочу сказать огромное спасиб alex_puff, который проделал титаническую работу, переписывая тетради своего деда. Оригинальная орфография записей по возможности сохранена.





Первая и вторая тетрадь записок Михаила Кострова. Обе были составлены во время его заключения в лагере для интернированых солдат РККА в баварском Байройте (том самом, где Вагнер поставил "Кольцо Нибелунгов")

Перед тем, как перейти к тетрадям - краткая биография Михаила Никаноровича (в фрагментах моей переписки alex_puff

"Родился в 1899 году в деревне Таракунино (Красная Нива то есть). Учился в Николо-Дорковской церковно-приходской школе. Окончил 3 класса с отличием (даже грамота имеется - попозже пришлю скан)! Потом ездил "на отхожий промысел" - зимой работал в столярной мастерской в Петербурге, а затем - в Петрограде. Там и революцию застал. Кстати, дом, в котором сейчас живет Валера Лебедев, и есть родной дом моего деда и моей мамы тоже. Только раньше он был совсем старый, а в 1938 году сам дед его лично отстроил заново. За это и поплатился - пришлось совсем уехать в Ленинград."



"По биографии вопрос один - что означает "пришлось совсем уехать в Ленинград?""

"Время тогда такое было...

Дед к этому времени каждый год ездил "на отхожий промысел". Бабушка сидела с маленькими детьми - мамой и ее старшим братом. А надо было трудодни зарабатывать в колхозе. Им поставили условие - или работаете в колхозе или забирайте свой дом, который построили на колхозной земле, и уезжайте. Хотя ведь до этого тут же точно такой же дом и стоял. В то время столько народу забрали "черные вОроны". Дед еще какое-то время даже был председателем колхоза или что-то около этого. Мама моя начинала учиться еще в школе в Погорелово. А потом все стало совсем плохо, они бросили дом и уехали в Ленинград. Всю войну в доме жила неблизкая родственница. Было голодно и она уничтожила все припасы и распродала все более-менее ценное имущество

К тому времени в Ленинграде жили уже оба родных старших брата дедушки. Они и помогли ему. Перед войной один из них приехал в отпуск в деревню, а обратно его уже не пустили. Так и прожил всю войну в Таракунино. Детей у них не было. Где похоронены - не знаю. Второй брат прожил всю жизнь в Ленинграде. Вроде как похоронен на Охте где-то

А уже намного позднее, около 60-го, дед с бабушкой приехали опять в деревню. На лето. В гости. Уже с мамой, ее мужем - моим отцом и маленьким моим старшим братом. Жили у бабушкиной подруги в пятистенке. Сейчас этот дом нежилой - напротив неработающего кирпичного магазина. А потом купили дом, в котором мы сейчас и живем, у дедовой родной сестры - Прасковьи Никаноровны. Она была совсем старая и ее забрали дети на Серебряный Брод. Еще одна его сестра - Екатерина долго еще жила в Ярославле

А в свой родной дом моя мама с тех пор так и не заходила и, сказала, не пойду никогда. Так свежи воспоминания новой избы, чистого белого пола, кучи пахнущих стружек. Плачет... Сейчас там живут другие люди... Я ее понимаю."


"По маминой линии я довольно неплохо родословную знаю. Еще у бабушки были сестра и брат. Брат жил в деревне Стан. Сейчас там почти пустой дом. Только один сын приезжает летом на неделю-другую и живет в пустой деревне. А дядя Вася Иванов был ветеран - загляденье! Последний человек того поколения - жена дяди Васи. Ее дети забрали в Судиславль. В этом году в сентябре ей будет (очень в это хочется верить!!!) ровно 100 лет."

Ну а теперь, собственно записки.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments